Алекс Шульга: Два месяца — три скандала

78
views

Глобальный индекс инноваций, глобальный индекс терроризма, глобальный показатель мира, индекс верховенства права, индекс глобализации, индекс экологической эффективности – вот лишь небольшая часть ежегодных мировых рейтингов, в которых Украина занимает не самые худшие, но и не лучшие позиции. Точнее, часть индикаторов постепенно улучшается, другая же сдает позиции или не изменяется. Но одного показателя у страны точно не отнять – Украина сильный игрок на рынке торговли оружием, и входит в десятку наибольших поставщиков в мире. Этот рынок всегда был прибыльным, соответственно и конкурентным. В таких условиях практически постоянно появляются материалы с целью подрыва авторитета Украины как надежного поставщика оружия на международной арене. Например, «кольчужный» скандал в 2002 году (Украину заподозрили в незаконной продаже Ираку четырех радарных комплексов «Кольчуга» в обход санкций ООН), случай с судном «Фаина» в 2008 году (Украину обвинили в поставках оружия повстанцам Южного Судана). Объединяет эти скандалы то, что они не имели правовых последствий для Украины, но был нанесен вред имиджу страны.

Новый всплеск скандалов, в которых фигурирует Украина, странным образом связан во времени с периодом, когда наращивается военное сотрудничество между США и Украиной. Следует помнить, что на глобальном уровне продолжается борьба за сферы влияния между США и Россией. Наиболее явно это происходит на Ближнем Востоке (развитие ситуации в Сирии), и в Азиатско-Тихоокеанском регионе (развитие ситуации вокруг КНДР).

На сегодняшний день нашумели три материала, в которых Украина фигурирует как сомнительный поставщик оружия в зоны боевых действий, в зоны потенциального конфликта. Сперва выходит статья в New York Times (https://www.nytimes.com/2017/08/14/world/asia/north-korea-missiles-ukraine-factory.html), в которой украинское предприятие “Южмаш” обвиняют в поставке ракетных двигателей в Северную Корею, оперируя не конкретными фактами, а предположениями. Чтобы не допустить имиджевых потерь для Украины, Петр Порошенко поручил пригласить авторов статьи в New York Times (https://www.unian.net/politics/2085734-poroshenko-poruchil-priglasit-v-ukrainu-avtorov-stati-the-new-york-times.html) посетить Украину для “подтверждения необоснованности подозрений” в отношении Киева, и подписал распоряжение о создании рабочей группы по вопросам проверки информации о возможной передаче украинским предприятием “Южмаш” ракетных технологий КНДР.

Далее международная журналистская организация “Проект по разоблачению организованной преступности” (OCCRP) заявили (https://www.occrp.org/en/investigations/7037-arms-washing-ukraine-network-moves-embargoed-european-arms-to-africa-and-the-middle-east), что Украина причастна к сети по незаконному реэкспорту вооружений из стран ЕС в Африку и на Ближний Восток. Журналисты-расследователи заявляют, что в основе сети незаконного реэкспорта советских вооружений из стран ЕС лежит “лазейка” в украинском законодательстве в сфере экспортного контроля, “позволяющая удалить источники и назначение перемещения оружия из документов”.

Среди участников сети в расследовании называются украинские компании “Укринмаш”, “Техимпэкс”, британская S-Profit Ltd., польская Army Trade. Согласно опубликованной схеме, советские БРДМ-2 в 2014-2016 годах закупались у польской Army Trade частями для собственных нужд “Техимпэксом”, далее бронетехника экспортировалась через “Укринмаш” и S-Profit Ltd. в ОАЭ, Уганду и Бурунди, а оттуда в Южный Судан (http://interfax.com.ua/news/general/451059.html).
В другом материале журналисты с OCCRP указали на то, что Украина причастна к продаже оружия на 17,3 млн. долларов в США для дальнейшей программы вооружения сирийских повстанцев. Однако возникает вопрос в сути претензии к Украине, ведь оружия на законных основаниях была поставлена в США.

Программу по формированию в общественном мнении из Украины образа страны — сомнительного торговца вооружений на черных рынках закрывает на сегодняшний день отчет Amnesty International. В понедельник, 25 сентября, на странице в Facebook, Amnesty International Ukraine разместила следующее сообщение: “новый отчет Amnesty International приводит доказательства причастности Украины к незаконным поставкам оружия в Южный Судан, где ее используют для убийства тысяч мирных жителей” (https://www.facebook.com/amnestyua/) .

Как оказалось, сам отчет Amnesty International (https://www.amnesty.org/en/documents/act30/7115/2017/en/) не был направлен непосредственно против Украины. Целью отчета было изучение роли британских организаций (а именно S-Profit Ltd.) в международных оружейных сделках, и акцентирование внимания на отсутствии действенных механизмов в Великобритании для регулирования этой деятельности.

Как сообщила пресс-секретарь Amnesty International Ukraine Мария Гурьева, в организации не знают точно, была ли осуществлена поставка оружия в Южный Судан. Для правозащитников достаточно факта существования договора, пускай даже поставки не происходили. И основной посыл для Украины заключается в том, чтобы подобные договоры не были заключены вновь (https://hromadskeradio.org/programs/rankova-hvylya/navit-yakshcho-postavky-zbroyi-do-pivdennogo-sudanu-ne-vidbulys-pidpysannya-kontraktiv-ce-vzhe-krok-guryeva).

На юридическом уровне Украину ни в чем не обвинить: на сайте Украинской правды была опубликована копия официального ответа «Укринмаша» от 21 августа, что поставки оружия в Южный Судан не осуществились (http://www.pravda.com.ua/news/2017/09/25/7156276/) По сути, сам отчет в отношении Украины затрагивает морально-этическую сторону. Ведь в основе деятельности Amnesty International — поиск фактов
нарушения прав человека.

Именно поэтому в документе акцентируется внимание на том, что украинской стороне в дальнейшем следует держаться подальше от подобных рынков, а также придерживаться Международного договора о торговле оружием. К слову, в России не спешат ратифицировать этот договор, ведь в нем предусматривается выработка правил и ограничение на распространение вооружений, в первую очередь из стран бывшего Советского Союза. Поскольку на сегодняшний день Россия имеет проблемы с доступом к западным технологиям, экспорт вооружений на основе советских технологий остается основным направлением для РФ. А потребителем продукции российского ОПК являются в основном страны третьего мира, в том числе Южный Судан.

Все три вышеупомянутых скандала, в которых фигурирует Украина, имеют довольно интересные общие характеристики. Как отмечает Алексей Братущак на сайте УП (http://www.pravda.com.ua/articles/2017/09/26/7156352/), публикация отчета Amnesty International совпала по времени с обнародованием отчета ООН про нарушения прав человека в Крыму. И именно сейчас расследователей заинтересовали контракты 2014 года. Тогда возникает следующий вопрос: если про сомнительную деятельность британской компании S-Profit было известно уже давно (в 2014 году журналисты программы «Гроші» сообщили, что британскую компанию S-Profit хотят использовать для отмывания денег при поставках оружия в Южный Судан), то почему в Великобритании так долго закрывали на это глаза?

Публикация в New York Times про возможную причастность Украины к поставкам или передаче технологии создания ракетных двигателей в Северную Корею появилась тогда, когда Россию заподозрили в помощи КНДР на испытаниях новой межконтинентальной баллистической ракеты. И вот, в фокусе ядерной проблемы КНДР, за которой наблюдает весь мир, оказалась уже не Россия, а Украина (http://gordonua.com/blogs/gorkovenko/statya-ob-ukrainskih-dvigatelyah-v-raketah-kndr-poyavilas-kak-raz-pered-vstrechey-surkova-s-volkerom-202425.html)

Необычную точку зрения на все происходящее находим у Александра Мишина, сооснователя Центра исследования Африки (https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=757112324497194&id=100005952994765). Стоит ли вообще Украине оправдываться на обвинения в поставках оружия в Южный Судан? Это страна, в которой почти каждый житель имеет автомат, а залогом нахождения при власти есть достаточное количество оружия.

Необходимо учесть, что упомянутое в начале статьи противостояние интересов США-РФ присутствует также в Южном Судане. От 2011 года на стабилизацию Южного Судана были направлены дипломатические и финансовые усилия Вашингтона. За 4 года США выделили около одного миллиарда долларов финансовой помощи молодому государству. Поскольку основные нефтяные ресурсы находятся именно на территории Южного Судана, энергетический фактор чаще всего выделяют как основная причина поддержки Соединенными Штатами этой страны. С 2016 года США пытаются через Совбез ООН ввести эмбарго на поставки оружия в Южный Судан, против чего выступает Россия.

Москва также не является пассивным наблюдателем в этом регионе. Суданское направление курировали опытные востоковеды — сначала Михаил Маргелов в ранге спецпредставителя президента РФ по Африке, затем Михаил Богданов — в качестве заместителя Министра иностранных дел и специального представителя президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки. На протяжении шести лет (2006-2012 годы) с миссией по урегулированию конфликта на территории Южного Судана находились российские миротворцы. Инициатива России по поддержанию мира в еще одном нестабильном регионе позиционируется как пример проявления мягкой силы во внешней политики.(https://lenta.ru/articles/2015/09/10/sudans/)

Если говорить про оружейный рынок Южного Судана, то за возможность насыщать его готовы бороться гораздо больше участников. Ключевыми поставщиками вооружений для потребностей суданцев выступают такие гиганты, как North Industries (Китай), Рособоронэкспорт (Россия), Israel Military Industries, Denel SOC Ltd. (ЮАР), Streit Group (Канада), Defense Industries Organization (Иран), Military Industry Corporation (Судан).